неисправленная двойка

Переплетный картон - отличный материал для упаковки
sidose.ru

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава VII. КЮДИ

— Хватайся!

— Можно сначала портфель прицепить, — предложил Юриз.

Пояс раскачивался недалеко от Нади, но она не подавала никаких признаков жизни. Чиз стал на колени на краю траншеи, чтобы ниже опустить пояс.

— Надьк, ну скажи что-нибудь.

— Молчишь, да? — сказал Юриз. — Ну, молчи, молчи. Пожалуйста. Нам все равно.

Они переглянулись. Было ясно, что случилось несчастье.

— Позови кого-нибудь, а я тут посижу, — чуть не плача, сказал Чиз.

— Ладно, я Юлю позову, — сказал Юриз.

Он отряхнул колени и побежал к школе.

Чиз заглянул в траншею и еще раз позвал:

— Надьк…

Штаны без пояса сползали. Он поддернул их и прыгнул в траншею. Чиз приземлился около портфеля. Поднял пенал, засунул тетрадки и книжки. Надя отняла от глаз варежку и посмотрела на него сердито.

— Чего тебе надо? Я не нуждаюсь в помощи.

Лицо мальчишки расплылось в глупой радостной улыбке.

— Юрка! — заорал он во все горло. — Юрка! Ха-ха! Ошибочка!

И сел в снег около портфеля. Но Юриз его не услышал. Он влетел в школу, оттолкнул с дороги двух девчонок и со всего размаха распахнул двери пионерской комнаты.

— Юля, скорей! — крикнул он старшей пионервожатой. — Там девчонка из нашего класса прыгнула в яму. Скорей!

— Какая девчонка?

— Рощина!.. Мы ее не сталкивали. Она сама. Она думала, что мы ее догоняем. А мы тренировались по бегу. Она на нас карикатуру нарисовала и думала, что мы ее догоняем, чтобы отлупить. А мы не хотели. Мы просто так, тренировались.

Последние слова он выкрикивал на бегу по дороге к скверу, но Юля его не слушала. Она взбежала на бугорок перед траншеей и увидела Надю и Чиза, мирно сидящих на дне ямы. Мальчишка держал в руках снежок, от которого откусывал по маленькому кусочку. Такой же снежок был в руках у Нади, Она прикладывала его к коленке.

— Что вы там сидите? — спросила Юля.

— У нее болит коленка, — объяснил Чиз и виновато заморгал, увидев над краем ямы рядом с пионервожатой склоненную фигуру своего дружка. Юриз таращился на Надю, словно не ожидал увидеть ее живой.

— Обманула, да? — шепотом спросил от у Нади и погрозил кулаком. — Возмездие…

— Я дам тебе возмездие, — поймала его кулак Юля. — Вы вообще мне ответите за это безобразие, чемпионы.

— По чему чемпионы? — удивился Чиз.

— По бегу и по глупостям.

Друзья обреченно переглянулись и тяжело вздохнули.

— Ну, мы домой, — сказал Юриз.

— До свидания, — вздохнул Чиз. Ему почему-то не хотелось уходить.

— Нет, не до свиданья, — сказала пионервожатая. — Вы проводите Рощину домой. Видите, она хромает.

— Я сама. Я сама, не надо.

Но коленка сильно болела, и без посторонней помощи она не могла идти. Надя растерялась. Юля оставила ее одну с мальчишками, и она не знала, что теперь делать.

— Не могу идти, — сказала она и прислонилась к забору.

— Опять притворяешься? — подозрительно спросил Юриз.

— Нет, она не притворяется, — заступился за девочку Чиз. — Она правда не может. Она знаешь, как ушиблась? Надьк, а ты держись за меня рукой.

Он подставил плечо и даже присел немножко. Надя нерешительно оперлась и попробовала шагнуть. Так идти было легче. Юриз даже остановился от удивления. Надька шла, держась за плечо его друга, а у того лицо было радостно-глупое.

После случая в сквере Чиз превратился в счастливо-растерянного человека. Ему хотелось быть бесшабашным, хотелось все время отличаться. И он по всякому поводу тянул руку вверх.

— Можно сказать?

— Ну, окажи, окажи, — вздохнула учительница.

— Ирина Викторовна, когда у нас будут прозрачные доски из стекла?

— Что за глупые мысли тебе приходят в голову? Где ты видел такие доски?

— В Японии. На них не мелом пишут, а большими фломастерами, как у Рощиной.

При этих словах он бросал на Надю быстрый торжествующий взгляд. В чем заключалось его торжество, он и сам не знал. Ему нравилось так вот подняться и выкрикнуть рядом с Японией и стеклянной доской имя Нади Рощиной. Его охватывал непонятный восторг, когда ему удавалось приплести девочку к своему очередному вопросу.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8