неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава VII. КЮДИ

— Садись, Сырцов, если бы ты поменьше смотрел телевизор, у тебя лучше были бы отметки.

— А можно еще спросить?

— Последний раз, Сырцов.

— Как, по-вашему, кто изобрел парту?

— Больше тебя ничего не интересует? Никто не изобрел. Столяр… Садись. Напомнишь мне, чтобы я сделала тебе запись в дневнике о сорванной перекличке.

— А диктор оказал, что парту изобрел Петр Феоктистович Коротков.

— Какой диктор?

— По телику… Студент Петербургского университета Петр Феоктистович Коротков, — упрямо повторил мальчишка. — Он за нее получил серебряную медаль на выставке. В тысяча восемьсот каком-то году. А у Нади Рощиной отец работает на телевидении художником, — неожиданно добавил он. — Вчера после передачи было написано: «Николай Николаевич Рощин».

— Послушай, Сырцов, что с тобой? У нас урок математики. При чем тут стеклянные доски, парты, отец Нади Рощиной? Есть в том, что ты говоришь, хоть какая-нибудь логика?

В классе засмеялись.

— Он влюбился, — ехидно хихикнула Зоя Федорова и толкнула Надю локтем, чтобы та посмотрела на изумленно вытянувшееся лицо Чиза. Было видно, что он сам только что понял, почему так часто выкрикивает имя Нади Рощиной.

Учительница постучала ладонью по столу, прекращая всякие разговоры и давая возможность Чизу пережить сделанное им открытие.

Надя, не поворачивая головы, спросила у соседки по парте:

— Зачем ты сказала?

— Ты на него нарисовала карикатуру, а он, дурак, твои фломастеры вспоминает и где твои отец работает, — продолжала хихикать подружка.

— Ирина Викторовна, — поднялась Надя. — Можно я пересяду та свободное место к Петрову?

— Почему? Что за фантазия?

— Я не люблю, когда хихикают над человеком.

— Нет, нельзя! Впрочем, пересядь. С вами тут голову потеряешь, — рассердилась учительница не столько та девочку, сколько на себя за то, что запретила пересесть и одновременно разрешила.

Надя собрала тетради, книжки и перебралась за другую парту. Петров, никогда не сидевший рядом с девчонкой, испуганно отодвинулся на край скамьи.

Чиз и Юриз перехватили Рощину у автобусной остановки. Юриз выскользнул из-за столба и преградил девочке дорогу:

— Ваш пропуск, гражданочка.

Вдоль кромки тротуара школьники отполировали до зеркального блеска небольшую ледяную прогалину. Чиз лихо разбежался и подкатился к Наде.

— Ваш портфель, гражданочка! — сказал он.

Девочка рванулась в сторону, мальчишки ее догнали, толкнули в сугроб. Падая, она выронила портфель и зарылась руками в снег по локти. Юриз тотчас подобрал портфель и отбежал на несколько шагов. Надя выпрямилась и некоторое время, не оборачиваясь, вытряхивала снег из рукавов шубки. На глазах выступили слезы, и она часто-часто заморгала.

— Что вам надо? Отдайте мой портфель!

— Мы понесем, — сказал Юриз.

— Операция «Портфель», понимаешь? Чтоб не тяжело тебе было, — объяснил Чиз.

— Обойдусь без носильщиков.

Она хотела толкнуть Юриза в сугроб, но промахнулась. И тогда к ней подбежал Чиз и вдохновенно предложил:

— Толкни меня — и будем в расчете.

Он так близко к ней подошел, что Наде пришлось его и впрямь толкнуть. Он с удовольствием повалился в снег, задрыгал ногами.

— Холодные ванны!

Девочка улыбнулась сквозь слезы и пошла вперед. Мальчишки пристроились сбоку.

— До третьего столба Юрка твой портфель понесет, а потом я, — сказал Чиз. — Мы, Надьк, каждый день тебя провожать будем. Хочешь? А карикатуры на нас ты можешь рисовать. Мы не обидимся, правда, Юр?

Слезы почему-то все бежали и бежали. Надя два раза смахивала их варежкой, а глаза все не высыхали.

— Идите по своей стороне, — попросила она.

Чиз и Юриз послушно перебежали на другую сторону улицы и так, отдельно, шли до самого дома. У ворот Надя догнала их, молча забрала портфель из рук Чиза. Мальчишки остановились и смотрели ей вслед, пока она не обернулась.

— А я могу вам дать пригласительные билеты во Дворец пионеров на выставку. Хотите? — спросила Надя.

— Хотим! Дай! — крикнул Чиз, сорвал с головы шапку и высоко подбросил над собой. — Пригласительные билетики!..

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8