неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава VIII. Давид

— Мы по Зимнему шарахнули для того, чтобы тоже иногда ходить в картинные галереи, — без улыбки ответил тот.

— Толя Кузнецов и Путиловский завод. Толя Кузнецов плюс электрификация всей страны, — съязвил А. Антонов.

— По шее захотел? — спокойно спросил Толя.

— Ты что, так понимаешь диктатуру пролетариата? — сказала Ленка.

— Я так понимаю свою личную диктатуру, — миролюбиво буркнул Толя и отошел в сторону.

— Ну, больше ждать никого не будем, — оказала Надя, желая отвлечь внимание от Толи Кузнецова. — Спускаемся в раздевалку.

Она распахнула пальто, вязаную шапочку еще раньше засунула в карман. Пушистые помпоны торчали наружу, придавая всему облику озорной вид. За ней гуськом потянулись вниз по крутой лестнице одноклассники.

— Дети, поздоровайтесь с Давидом, — сказал Половинкин.

— Помолчи, пожалуйста, — попросила его Наташа Миронова. — Надь, говори ты.

Спиной к лестнице, ведущей в залы египетского, древнегреческого и римского искусства, возвышался гигант, изображенный скульптором во всей своей прекрасной наготе и силе. Наташа Миронова, стараясь быть и здесь старостой класса, заняла позицию по центру и смотрела на обнаженного юношу в упор, не мигая. Другие девчонки стыдливо поглядывали на мальчишек и, прячась друг другу за спину, хихикали. Половинкин, обняв за плечо мрачно стоящего Толю Кузнецова, что-то шептал ему со смешком на ухо. Надя растерялась. Она не ожидала, что ее одноклассники будут так примитивно воспринимать произведение искусства.

— Да я не знаю, что говорить, — смутилась она. — Эта статуя впервые была установлена на площади во Флоренции. Она мраморная, поэтому сейчас ее перенесли в музей под крышу, а на площади поставили копию из бронзы.

Хихиканье и смешки за ее спиной продолжались. Надо было или прекращать экскурсию или придумать срочно что-нибудь такое, что отвлекло бы их от шуточек и заставило увидеть красоту и мощь статуи.

— Это копия, — нахмурившись, оказала девочка. — Все считают, очень хорошая. Даже с тонзурой на голове.

— С чем? — встрепенулся А. Антонов.

— У священников выстригали на макушке кружок. Это и есть тонзура, — сердито объяснила Надя. — А у Давида выстрижен в этом месте кусок мрамора. Из Каррарских каменоломен с трудом привезли такой большой блок мрамора, но первый скульптор с ним не справился. Он только просверлил глыбу в одном месте и обтесал верхнюю часть. В общем, испортил. Ему даже пришлось бежать из Флоренции. А глыба осталась. Донателло посмотрел — отказался. Был еще один знаменитый скульптор того времени — Якопо Сансовино. Он тоже вымерил мрамор и отказался. Леонардо да Винчи приехал. Тоже отказался. Только одного Микеланджело эта работа не испугала. Он вырубил статую так точно, что только на макушке остался след от резца того, первого, скульптора. Вот так…

— На самой-самой макушке? — заинтересовался Половинкин.

— Да, — кивнула Надя. — В таком месте, которое с земли никто не мог увидеть.

— Ребята, проверим, — пригласил всех на лестницу Половинкин.

Плечи гиганта находились на уровне второго этажа. Снизу казалось, что он чуть ли не прислоняется ими к перилам. Но когда ребята взбежали по ступенькам, они обнаружили, что Давид отстоит довольно далеко от лестницы и заглянуть ему в макушку никак невозможно.

— Если бы стать на перила, — сказала Наташа Белкина.

— Давай я обопрусь на перила, а ты станешь мне на спину, — деловито предложил Толя Кузнецов.

— Давай… Нет, лучше не надо. Я боюсь.

— Витька тебя подстрахует.

— Нет, лучше пусть он сам… И тетка вон забеспокоилась.

— Ну как хотите, — буркнул Толя Кузнецов и отошел в сторону, потеряв всякий интерес к статуе.

Наташа Белкина, Наташа Миронова, Ленка Гришина — все становились на цыпочки, подпрыгивали, но ничего разглядеть не могли.

Прыгая через ступеньку, запыхавшийся, прибежал Роман Дьяченко. Он снизу помахал им рукой и сообщил:

— А вот и я. Чегой-то вы там смотрите?

— Вторую макушку ищем у Давида, — озабоченно ответил А. Антонов.

— А разве у него было две макушки? — не поверил Роман.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5