неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава X. Наташа Ростова

— Ну, и прекрасно, — обрадовался вожатый. — Тогда до встречи. Походи там по скверу, если я на пять минут опоздаю. Но я постараюсь не опоздать.

Он ей обрадовался, он ей сказал: «Надюш, я очень рад, что ты мне позвонила». Она вышла из телефонной будки и, зажимая крепко в кулачке оставшиеся неиспользованными двухкопеечные монетки, подпрыгнула и засмеялась.

— Мама! — крикнула она, открывая дверь. — Можно, я надену твои новые сапожки на каблучке?! Я дозвонилась до вожатого. Он будет меня ждать.

— Вожатый? Какой вожатый? Что такое, Надюшка?

Николай Николаевич работал в своей комнате. Он краем уха услышал, что сказала дочь. Слов он не разобрал, уловил только интонацию. Рощин был занят подсчетом размеров площадки, на которой ему предстояло выстроить павильон для нового телевизионного спектакля. Когда Надя вошла, он две цифры записал, а две держал в уме. Но голос дочери прозвучал так взволнованно, что он потерял все цифры.

— Надя, что случилось? — спросил отец.

— Я дозвонилась до вожатого, — менее восторженно объяснила Надя. — До Марата Антоновича, который у нас был в Артеке вожатым.

Она так много думала о Марате, что ей казалось — папа и мама знают. И только выпалив с порога радостную весть, она обнаружила, что им ничего не известно.

— Разве я вам не говорила?

Второй раз за несколько дней ее воображаемый мир сталкивался самым неожиданным образом с тем, что происходило в жизни реально. Позавчера она совсем забыла про жену Марата Антоновича, потому что во время опыта Гу Кай-Чжи и в то мгновение, когда чувствовала себя Данаей, не видела больше никого, кроме его и себя. И вот теперь оказывается, что она ничего не говорила о вожатом папе и маме.

— А зачем ты ему звонила? — спросил Николай Николаевич.

— Я хотела его пригласить приехать к нам посмотреть мои новые рисунки к «Войне и миру».

— Он приедет к нам?

— Нет, он будет меня ждать в три часа у Пампуши.

— У Пампуши? — растерялся отец.

— У памятника Пушкину, — не очень уверенно засмеялась Надя, скрывая свое смущение. — Аббревиатура, сокращение слов. На Твербуле у Пампуши. Это значит: на Тверском бульваре у памятника Пушкину.

Мать молча принесла свои новые лаковые сапожки на высоком каблуке и поставила перед Надей. Та благодарно прижалась к маме:

— Я пойду переоденусь.

Времени до трех оставалось не так уж много. Николай Николаевич прошелся задумчиво по коридору от кухни до комнаты, остановился перед закрытой дверью, за которой Надя шуршала платьем. Цифры площадки снова всплыли и мешали думать. Он от них отмахнулся с досадой. Рощину было ясно, что наступил тот самый момент в жизни дочери, когда он должен решать, как поступить.

— Надя, — сказал он через дверь. — Я пойду с тобой. Я вам не помешаю. Я буду сидеть в сторонке на лавочке. Там много лавочек.

Шуршание платья прекратилось, видимо, Надя услышала, что ей сказал отец, и остановилась, замерла.

— Там снег, — ответила она после довольно долгой паузы.

— Это ничего. Я быстро оденусь, — не давая ей опомниться, пообещал отец. — Я уже одеваюсь, — и крикнул жене: — Наташа, мы уходим!

Он подошел к вешалке, снял шляпу и нахлобучил ее себе на голову торопливо, но не очень уверенно.

Надя пробыла в комнате гораздо дольше, чем нужно было для того, чтобы переодеться. У нее мелькнула мысль отказаться от свидания, но она не хотела заставлять Марата Антоновича напрасно ждать у памятника Пушкину. В конце концов, это и не свидание вовсе, а просто встреча со своим пионервожатым, на которую можно прийти и с отцом. Она повертела мамины новые сапожки, вздохнула, отставила их в сторону и стала надевать свои, растоптанные.

— Надюша, а мои сапоги где? Почему не надела?

— Они мне немножко малы, — стараясь не глядеть на маму, объяснила Надя.

— Не налезли, что ли?

— На теплые носки не налезли, а в других холодно будет.

Николай Николаевич суетился, стараясь скрыть неловкость. Занятый собой, он не заметил перемены, происшедшей в настроении дочери, не заметил, что она идет в своих сапогах, не заметил, что она спустилась с взрослого высокого каблучка на свой маленький каблук неокончившегося детства.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5