неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава XI. Андрей Болконский

Надя нарисовала, а потом и сама так лежала на кровати очень долго, пока родители не позвали пить чай. Она жила жизнью своих героев. Она была и Кутузовым, и Малашей, и Пьером, даже Наполеоном, которого изобразила молодым, со следами обреченности в жестоких и по-своему красивых чертах лица. И труднее всего ей было перевоплощаться в третьего по значению после Наташи и Пьера героя — Андрея Болконского. Школьное представление о нем не совпадало с тем, что говорил и делал князь Андрей в романе. Особенно это стало ясно после фильма, когда поступки облеклись в зримую плоть человеческих жестов. Надя расстроилась — образ этого человека в ее представлении раздваивался на героя и антигероя. А Тамара Ивановна, как нарочно, выбрала темой школьного сочинения Андрея Болконского — героя Аустерлица и Бородино. За два часа Надя успела исписать восемь страниц черновика, но в чистовик ни одной фразы не переписала. Она не могла рисовать и думать одно, а в школьном сочинении излагать другое. И, когда стали собирать сочинения, она свое скомкала и сунула в портфель.

— Надь, а ты разве не со мной будешь сидеть? — удивился Чиз.

— Нет, Чиз, — улыбнулась она ему. — У меня свое место в классе, у тебя — свое.

— А разве твое место там? Ты сидишь с этой девчонкой в синих чулках, да?

— Да, — засмеялась Надя, — с Ленкой Гришиной.

Он отошел огорченный. «Смешной наивный Чиз, — подумала Надя, — ну зачем он совершил свой «героический поступок»?»

Вошла учительница литературы, и вслед за ней, стараясь быть незамеченной, бочком проскользнула Ленка. Увидев Надю за своей партой, она обрадовалась, плюхнулась шумно рядом, придвинулась вплотную и шепнула:

— Привет! Я тебя ужасно люблю.

— Я должна с тобой поговорить, — так же шепотом ответила Надя.

— Нет, не надо ничего говорить. Я тебе стихи написала. Сейчас найду, — она склонилась над портфелем.

— Так кто же ты: Печорин или Лермонтов? — спросила Надя почти без улыбки.

— Не знаю, — счастливо засмеялась Ленка. — Вот.

На листе в клеточку, вырванном из тетради по алгебре (на обороте громоздились уравнения в квадратных, круглых и фигурных скобках), были старательно переписаны восемь строк с посвящением вверху.

— Что ты выдумываешь? Каким я тебя наградила взглядом?

— Для рифмы. Взглядом — рядом. Для рифмы, — объяснила Ленка и опять счастливо засмеялась. — А он ничего, этот бывший твой соученик. Можно, я ему закручу голову?

— Не выдумывай. Он еще совсем мальчишка.

Тамара Ивановна минуты две или три молча наводила порядок на столе, на подоконнике, у доски. Она никогда не спрашивала, кто дежурный, брала тряпку и вытирала, не замечая, что там нарисовано или написано: карикатура, какой-нибудь озорной лозунг.

— Рощина, а ты что у нас, на положение вольного слушателя перешла? — сказала она скучным голосом, возвращаясь к столу.

— Почему? — уныло подала голос Надя.

— Я не знаю, почему. Недосекин, раздай сочинения. — Она достала из своего старого, туго набитого портфеля стопку тетрадей. — Это у тебя надо спросить: почему? Где твое сочинение?

Недосекин унес тетради, Тамара Ивановна с трудом закрыла испорченный замок и опустила портфель вниз к ножке стола.

— Почему ты не отвечаешь? — спросила она, не глядя на девочку и явно думая о чем-то своем.

— Потому что она укокошила бабушку и порезала на промокашки дедушку, — тихо, но внятно вместо нее ответила Ленка.

Класс испуганно замер.

— Адвокатов здесь не требуется. Пусть она сама за себя отвечает, — все так же спокойно и равнодушно проговорила учительница, глядя в окно. — И при чем тут бабушка и дедушка, если сочинение было классное?

Класс грохнул, затопал ногами, засвистел. Тамара Ивановна вздрогнула, словно пробудилась ото сна.

— Что? — крикнула она, стукнув ладонью по столу. — Что случилось? Половинкин, это ты опять смешишь класс? Рощина, встань и отвечай, когда тебя спрашивают.

Надя поднялась, Тамара Ивановна тоже встала, не понимая, что случилось с ребятами.

— Я не знаю, что отвечать. Я не написала — вот и все.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6