неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава XVII. День рыбы

— Да, с Дуськой, — машинально повторил он. — Еще не выяснили, какое-то особое воспаление легких в сочетании с ангиной.

Таня положила трубку.

— Почему ты еще здесь? — спросила она у Марата и равнодушно кивнула Наде: — Здравствуй!

— У меня нет денег. Ты пошла за деньгами и стала говорить по телефону.

— Так почему ты не прервал меня? Дай сюда рецепт…

— Дай мне лучше деньги, — непривычно громким голосом крикнул Марат.

На улицу Надя и вожатый вышли вместе.

— Я еще тогда заметила, что у нее жар. Но она не дала пощупать мне свой лоб.

Марат потер лоб рукой.

— Кажется, сюда ближе. Извини, Надюш, я тебя не слышу. Что ты сказала? Видишь, какое у нас несчастье. Не вовремя ты пришла. Ты позвони потом, ладно?

— Я останусь, может, что-нибудь надо сделать, помочь Тане…

— Оставайся, — не расслышав до конца всю фразу, согласился Марат.

Надя бегом вернулась к подъезду дома, взлетела одним духом на третий этаж, словно от этого зависело — жить или умереть Дуське.

— Мне Марат Антонович велел остаться, — сообщила она тете. — Я разденусь, можно, да?

Выглянула из своей комнаты Таня.

— Что еще, Надя? — спросила она издалека.

— Я вернулась, может, нужно подежурить. Вы не спали, а я хорошо выспалась. Или куда сбегать?

— Нет, ничего не нужно, — сухо ответила Таня.

— Я потому, что она же мне не чужая, мы же вместе… Нерастанкино.

— Господи, Надя, я не сомневаюсь, что ты очень благородная девочка, — сказал Таня и закрыла за собой дверь.

— Что ты в чужое несчастье лезешь? — спросила тетя.

— Я не лезу, я думала… Извините.

Надя поняла, что горе свое они не захотели разделить с ней, не поверили, что Дуська ей не чужая. Спешить было некуда. Она медленно обогнула дом, медленно двинулась вдоль невысокой чугунной оградки, отделяющей скверик от тротуара.

— Эй, девочка, не видишь, что ли? Обойди, — крикнул ей старик с лавочки и показал тростью, где она должна обойти. — Я спрашиваю, не видишь, что ли?

— Не вижу, — растерянно призналась Надя. Никого вокруг не было, тротуар перед ней лежал пустой, разрисованный по приказанию Дуськи цветными мелками: африканскими слонами, крокодилами и бегемотами.

— Погляди, погляди под ноги. Про рисунки я тебе говорю, — разозлился он.

Надя беззвучно заплакала и, смахнув ладошкой слезы, пошла назад.

— Обидел я ее, видите ли, — обратился старик к двум женщинам, прокладывавшим новую дорожку в обход рисунков, — красоту топтать не позволил.

Надя побежала, чтобы побыстрее скрыться за углом дома и не слышать его слов. Ей было так горько, как еще никогда не было.

← предыдущая следующий раздел →

Страницы раздела: 1 2