неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава XXII. По программе КЮДИ

— Ну, может быть, если бы я увидел эту статую, я тоже поверил бы, что он живой, — уклончиво сказал Толя. — А сейчас… — он отрицательно покрутил головой.

— Но его же поэзия вечно живая! — крикнул Чиз.

— Да замолчи ты, пока я тебе не врезал. Я же не о том говорю, что мне его стихи не нравятся. Понимать надо.

— А мы можем поехать, — сказал Николай Николаевич, — чтобы ты пощупал эти три дырочки во лбу у поэта. Нет, в самом деле, мы можем тебя взять с собой, если родители отпустят. Мы с Надюшкой планировали такую поездку в Ленинград на каникулах.

— Только его одного? — Лицо у Чиза вытянулось.

— Давайте поедем все, если есть желание.

— Да, поедем, — недоверчиво протянул Толя Кузнецов. — А кто нас там ждет?

— Пушкин, — все так же иронически улыбаясь, заметил А. Антонов.

— Слушай, а тебе я тоже врежу, если будешь подзуживать.

— Ты что, сбесился?

— Тихо, тихо, — попросил Николай Николаевич, чувствуя, что нашел верный тон и почти склонил к поездке своего главного оппонента. — Так есть желающие?

— А где мы там жить будем, если все поедем? — спросила Ленка.

— Нет ничего проще, — взмахнул рукой Николай Николаевич, требуя внимания. — На каникулах никто не снимается, классы пустуют. Завтра же мы пишем письмо в Ленинград, но не в первую попавшуюся школу, а у которой такой же номер, как у нашей. Одинаковый номер делает нас с ними родственниками.

— А в школе нас отпустят? — робко спросила Таня Опарина.

— Это я беру на себя.

— Даешь Ленинград! — крикнул Недосекин.

Настроение ребят резко изменилось. Надя украдкой благодарно улыбнулась отцу.

Директрису «один глаз — на вас, а другой — на нас» долго уговаривать не пришлось. Неожиданное препятствие возникло в лице классного руководителя, учителя математики.

— Так! — сказал Михаил Назарович. — Жить в школе, спать на раскладушках-нескладушках, накрываться своей одеждой.

— Не просто одеждой. Каждый возьмет с собой по две чистые простыни. Места они займут немного, но зато чистенько будет, уютно.

— Одна вместо пододеяльника, да?

— Да.

— А вторая по своему прямому назначению, в качестве простыни?

— Да.

— Не пойдет Я против. С самого начала и до конца против.

— Не понимаю, зачем тогда вы меня так подробно обо всем расспрашивали?

— Выискивал слабое звено во всей этой авантюре.

— Это не авантюра.

— Простите, я имел в виду прямой перевод с французского. Aventure — путешествие, приключение.

— Ну и что же, вы считаете, что вам удалось нащупать слабое звено в предлагаемом плане?

— Слабое звено в вашем плане я сам, — постучал он себя в грудь. — По положению я должен ехать с вами, а я не могу.

Он улыбнулся и пожал плечами, показывая, что готов устраниться и не мешать, если ему помогут устраниться.

— Я поеду, — сказал Николай Николаевич. — Я беру всю ответственность на себя за эту поездку, за детей перед родителями.

— Не понимаю я вас, — сочувственно сказал учитель. — Зачем вам все это нужно? Ну, мне как классному руководителю деваться некуда. Если заставят, я поеду. Но вам?..

— А нам с Надей тоже деваться некуда, — сказал Николай Николаевич. — Мы с ней вступили в КЮДИ. А там в уставе такой пункт есть, который обязывает меня и мою дочь везти ребят в столицу русского искусства.

— КЮДИ, КЮДИ, — поморщился Михаил Назарович, — КЮДИ, КЮДИ, а наука побоку иди. Когда я учился, никаких КЮДИ не было. Да не только когда учился, когда преподавал в другой школе, тоже что-то не помню такой организации. Вероятно, она совсем недавно возникла.

— Не думаю, — возразил Николай Николаевич.

— Да нет, точно вам говорю. Не было.

— Как же не было? — вспыхнул отец Нади и посмотрел в выпуклые, умные и немного насмешливые глаза учителя. — Как же вы говорите, не было, когда я в этой организации состою по меньшей мере с сорок пятого года.

— В клубе юных друзей искусства? — изумился учитель.

— Да, именно в этом клубе.

— Что вы хотите сказать?

— Я хочу вас попросить не мешать; нашей поездке в Ленинград, если сами вы по каким-либо обстоятельствам, семейным или по другим, не можете принять участие.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3