неисправленная двойка

Никас Сафронов создает картины по детским рисункам – в помощь больным детям

09.02.2016
Картину «Ночной охотник», написанную заслуженным художником России Никасом Сафроновым, планируется выставить на аукцион. Средства, полученные за нее, передадут Фонду Хабенского.

О чем фантазируют одаренные дети в канун Нового Года

05.02.2016
«Новогодние фантазии» - так называется экспозиция работ, представленная детскими творческими мастерскими. Выставку открыл региональный центр поддержки одаренных детей.

Новогодние сказки в музее Одессы

02.02.2016
На новой выставке Одесского историко-краеведческого музея можно увидеть картины, созданные ребятами пяти-шестнадцати лет.
Эдуард Иванович Пашнев

Книги → Девочка и олень  → Глава XXIII. Ленинград

Ленинградская школа была построена по типовому проекту, так же как и московская, и у Нади возникло ощущение, что она входит в свой класс. По привычке она села за свою парту и огляделась. Ребятам было немножко не по себе оттого, что вместо кроватей они увидели классы, приготовленные к занятиям.

— Как же мы здесь спать будем? — растерянно спросила Таня.

— А вот так, — показал Чиз и растянулся на парте.

— Прошу внимания, — постучал рукой по учительскому столу Половинкин, — тема сегодняшнего урока: «Сон в летнюю ночь», то есть я хотел сказать «Сон в зимнюю ночь». Прежде чем мы перейдем к разбору темы, разберем само понятие сон. Сон — это когда человек спит.

— А я могу не спать хоть всю ночь, — заявила Лена.

— Ребята! — заглянул в дверь Толя Кузнецов. Незаметно для самого себя он стал помощником Николая Николаевича. — Спортзал открыли. Аида заберем оттуда свои раскладушки. А девчонки будут спать в спортзале, — крикнул он уже из коридора.

Свет погас в школе сразу же, как только улеглась последняя самая нерасторопная девочка из параллельного десятого класса. Огромные решетки окон спортзала четкими линиями рассекали белую пелену снега за стеклом. Маты, застланные свежими простынями, белели в разных углах зала, как островки. На брусьях, на бревне и на кольцах висели платья.

— Девчонки, кто знает, чем отличаются маты от матрасов? — спросила Таня счастливым полусонным голосом. И сама же себе ответила: — Тем, что их кладут на пол, а не на кровать. Так даже лучше.

Она повернулась на бок и по-детски легко вздохнула.

— Мальчишки прогадали на своих раскладушках, — раздался довольный голос из другого угла.

— Зато они по одному спят, а мы по двое.

— На месте Людки после такого заявления я бы тебя выселила, — сказала Лена.

На невидимой за брусьями и деревянными трамплинами постели поднялась возня, Люда пыталась выселить недовольную при помощи щекотки. А та хохотала и взвизгивала с такой радостью, что невозможно было не улыбнуться.

— Надьк, — сказала Лена, — твой отец — гениальный человек. Он придумал две простыни. Всего две простыни, и не надо никакой гостиницы. В каждой школе есть спортзал, а значит и маты. Можно совершить любое путешествие, хоть на край света. Лишь бы там школа была.

Девчонки за брусьями угомонились, наступила тишина. Слышно было, как Наташа Миронова повернулась на другой бок и вздохнула.

— Ленк, спишь? — спросила шепотом Надя.

— Нет, а что?

— А если бы Ромео и Джульетта не любили так сильно друг друга, они бы остались живы? Как ты думаешь?

— Что тебя опять потянуло на такие размышления?

— Обстановка очень подходящая, — с улыбкой ответила Надя. — Шекспировская. Как в замке спим. И снег за окном. Не хочешь думать ни о чем, а думается.

— Ты и сама знаешь, что остались бы живы. И пьесы никакой не было бы, если бы они не любили друг друга.

— И Шекспира, — сказала Надя.

— Почему Шекспира?

— Ну, ты можешь себе представить Шекспира без «Ромео и Джульетты»?

— Нет.

— Значит, они должны были умереть, — заключила Надя, — во имя искусства, чтоб был Шекспир и чтоб любовь была.

Они замолчали, отвернулись друг от друга, но обе не спали.

— Надь, — поднялась Ленка на локте и заглянула в лицо, — а ты бы ему позвонила еще раз.

— А если бы Ромео не любил, — повернулась Надя снова к подруге. — А так… позволял себя любить. А Джульетта любила бы и за него и за себя? Она что, и умереть должна была бы одна?

— Дура она была бы, если б умерла одна.

— Чего ты злишься, Печорин?

— Я больше не Печорин.

— А кто?

— Пока еще не знаю. Сестра милосердия. Устраивает тебя такой ответ?

— Да, — сказала Надя, — это немало.

— Надя, Ленка, девочки, ну перестаньте шептаться, — попросила Наташа Миронова.

Утро ворвалось в сознание Нади топотом ног по коридору, голосами мальчишек.

— Эй, сони, освобождайте зал! — постучал в дверь Половинкин. — Нам заниматься физкультурой надо.

— А здесь нет ни одной Сони. Две Наташи есть, а Сони ни одной, — захихикали девчонки.

← предущий раздел следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6